Найдите нас на фейсбуке

среда, 3 октября 2018 г.

Рассказ Роберта Цатуряна " МОЙ АЗНАВУР"

О Шарле Азнавуре знает практически каждый армянин. И я не ставлю перед собой задачу пересказать его биографию. Я расскажу о своем Шарле. Ведь, мне посчастливилось не только быть соотечественником великого шансонье, но и встретиться с ним и пообщаться.
Я впервые услышал о Азнавуре, когда мне было шесть лет в 1988 году. Это был тяжелый год для тех, кто жил в Армении. Начался Арцахский конфликт, а в конце года, вслед за человеческим фактором, всю свою разрушительную силу проявила природа. Случилось страшное землетрясение, унесшее десятки тысяч жизней.

В это время на помощь Армении пришли люди со всех концов Земли. Не остался в стороне и Азнавур. Помимо материальной, он оказал огромную моральную помощь. Азнавур собрал самых популярных на тот момент певцов Франции и записал песню “Тебе Армения”, все средства от продажи которой, направились на его историческую родину.
Об Азнавуре в это время говорили практически все жители Армении. Но я слышал рассказы о нем от отца, который находился в эпицентре трагедии и вместе с другими добровольцами доставал людей из завалов. И дяди, который находясь на службе в Министерстве, непосредственно встречал прибывающих из-за границы известных людей. Он рассказывал о Шер, Матери Терезе, Алене Просте, но Азнавур занимал центральное место в этих историях.

Это было лишь поверхностное знакомство. Я не знал подробностей его биографии, не углублялся в его творчество. Лишь, переехав в Москву, я начал подробнее интересоваться Шарлем и, постепенно, он стал неотъемлемой частичкой моей жизни. Я уже не помню, была ли в этом заслуга моего друга Тиграна, или “шарлизмом”, этой неизлечимой болезнью, мы заболели параллельно. По крайней мере, при каждой встрече с Тиграном, у нас была одна общая увлекательная тема.
Поездка в Тунис
Поездка в Тунис оставила массу ярких впечатлений у меня и без сомнения у Тиграна. И хотя прошло уже много лет, мы каждый раз вспоминаем различные эпизоды этого путешествия. Тунис удивительная страна контрастов, где живут любознательные и отзывчивые люди. Где местные девушки могут флиртовать с туристами, но если обратиться на улице к одной из них с безобидным вопросом, может возникнуть угроза жизни. Я познал тонкости и того, и другого.
Причем тут Тунис и Азнавур спросите вы? Ответ прост. Жители Туниса у туристов всегда интересуются, откуда они приехали. Мы не стали исключением. И на вопрос всегда отвечали из Армении. И местные жители, чтобы продемонстрировать свой интеллектуальный уровень или свое радушие, после этого всегда приводили некий ассоциативный ряд, имеющий отношение к той или иной стране. Нам, в девяноста пяти процентах случаев, парировали – “Азнавур”, еще пять процентов интересовавшихся нашим происхождением выдавали “Джоркаефф”. Даже если исходить из того, что в Тунисе господствует французская культура, как наследие колониального прошлого, и почти все жители сходили с ума по футболу, все равно было удивительно, что у жителей североафриканского государства Армения без колебаний ассоциировалась с Азнавуром и наоборот.
Напротив нашего отеля, находился уютный ресторан “Black&White”. В первый раз придя туда, мы услышали знакомые мелодии в исполнении Шарля. Для нас, честно говоря, это было приятным сюрпризом. Мы почти каждый день приходили туда обедать, а по-вечерам, удобно расположившись за столиком на террасе ресторана, пили тунисский чай с кедровыми орехами. И, как только мы приходили, администратор-официант по имени Вешди, с которым мы успели подружиться, включал диск с песнями Азнавура. И всем посетителям приходилось мириться с этим. Но особо никто и не жаловался. Кстати, позже Тигран, по просьбе Вешди, прислал диск с армянскими мелодиями. Так что, постояльцы ресторана и многочисленные туристы, впоследствии наслаждались армянской музыкой, заодно постигая и азы незнакомого им языка. Может, наслаждаются и по сей день.
Ресторан Black&White, Хаммамет (Тунис)
Так вот в ходе нашей поездки, Тиграну удалось заразить и его Азнавуром и мы практически на протяжении всего пути по стране, слушали песни Шарля. Особенно Николаю Алексеевичу пришлась по вкусу песня “Es qo gimetn chim giti” исполняемая на армянском. Мне особенно запомнилась фраза Сологубовского, произнесенная в один из последних дней нашего пребывания, после психологической обработки Тиграна: “Сволочи эти турки!”. Так в сердцах высказался турколог о Геноциде армян.В Тунисе мы познакомились с замечательным человеком – Николаем Алексеевичем Сологубовским. Он должен был помогать отцу Тиграна, который здесь собирался снимать сериал “Офицеры”. Съемочная группа должна была прибыть в Тунис сразу же после нашего отъезда. Николай Алексеевич предложил нам показать страну, выступив в качестве гида, на что мы с радостью согласились. О Более интересном рассказчике мы и не могли мечтать. Практически во всех городах, которых мы побывали, Сологубовского узнавали и с большим почтением приветствовали. Прекрасно владея арабским и французским, он завоевал авторитет в североафриканских странах. И чем больше мы общались, тем в более ярких красках раскрывалась личность нашего гида. Николай Сологубовский являлся однокурсником Владимира Жириновского (кстати, он рассказал очень много забавных историй о студенческих годах Владимра Вольфовича), туркологом, военным журналистом, которому посчастливилось беседовать с Ясиром Арафатом, автором нескольких книг о Тунисе, наконец человеком обладающим тонким чувством юмора.
Концерт в Кремле
Впервые я воочию увидел Азнавура на концерте. Как сейчас помню, позвонил Тигран и сказал, что у него есть 2 билета и мы с ним идем на выступление Шарля. Моему счастью в тот момент не было предела. Я шел в Государственный Кремлевский Дворец как на самый большой праздник.
Помню, как накануне концерта, Тигран со скурпулезностью настоящего детектива выяснял, где остановился шансонье и маршрут его передвижения по городу.
Преодолев огромную очередь вдоль кремлевской стены, мы прошли к своим местам. Мы сидели среди “богемы”, в четвертом ряду.
После недолгого ожидания появился маэстро. Одетый во все черное, маленького роста, на первый взгляд ничем не примечательный старичок. Но его невероятная харизма чувствовалась даже на расстоянии. Первые пару песен, как мне показалось, прозвучали неубедительно. И я уже собирался делать про себя вывод о том, что всему виной довольно преклонный возраст певца, как начался настоящий концерт. Он не просто пел, он играл каждую песню. Его жестикуляция, его мимика, все гармонировало с волшебной музыкой. Он проживал образ каждой песни. Рассказывал на сцене ее историю, иллюстрировал. Это его уникальная особенность. Будет лишним сказать, что в зале был аншлаг, несмотря на дороговизну билетов. Он до самого последнего аккорда не показывал, что хоть капельку устал. Исполнил несколько песен на бис. Зрители его долго не отпускали. Подобной овации я не видел нигде. Но концерт не мог продолжаться всю ночь. И зал потихоньку начал пустовать.
После концерта, мы с Тиграном, не мешкая ни минуты, устремились в Ararat Park Hyatt. Мой друг через отца выяснил, что маэстро остановился именно в этом отеле и что после концерта будет организован фуршет в его честь. По дороге мы старались разработать некий план, который позволил бы нам попасть на это мероприятие. В итоге, ничего толкового не придумали и решили действовать исходя из обстоятельств. У главного входа в отель, вопреки нашим ожиданиям, не было большого скопления людей. Мы, как ни в чем не бывало, вошли внутрь и присели на диванчики. Тигран, как всегда был элегантно одет, я тоже постарался не сильно отставать от него, поэтому у работников отеля, видимо, не возникло подозрений, что мы не относимся ни к числу приглашенных на закрытое мероприятие, ни к числу постояльцев самой дорогой на тот момент гостиницы Москвы.
Не прошло и получаса, как швейцары распахнули двери и в окружении нескольких людей перед нами показалась знакомая фигура. Азнавур своей легкой походкой направлялся в нашу сторону. Его подвели к пожилому человеку, который ожидал его вместе с нами. Мы с Тиграном подошли поближе. Азнавур уселся рядом с ним и внимательно слушал рассказ незнакомого ему человека о книге, которую тот посвятил Шарлю. Маэстро мог, наверное, долго слушать но сопровождающие его лица, среди которых был управляющий гостиницей дали понять, что пора подняться на второй этаж, где его все заждались. Мы с Тиграном, как ни в чем не бывало последовали за этой группой. Нас никто не попытался остановить, напротив, работники гостиницы вежливо указывали нам верное направление к эпицентру событий.
Наверху было много людей. От количества дорогих побрякушек и изобилия еды рябило в глазах. Среди присутсвующих были посол Армении в Москве, жена президента Армении, российские депутаты. И когда среди этой толпы появился Азнавур в своем скромном концертном костюме, все эти помпезные люди, вдруг показались какими-то мелкими. И каждый из них вдруг устремился к Шарлю и пытался о чем-то с ним заговорить. Тот пытался каждому уделить внимание, не показывая своей усталости после многочасового концерта. Я со стороны наблюдал как маэстро порхал среди этой безличной толпы. Было уже далеко заполночь, когда главный герой вечера поблагодарил всех и отлучился в свою комнату. И вновь все стало по своим местам, каждый из присутствующих начал расхваливать свои достоинства. Мы же с Тиграном полные ярких впечатлений разъехались по домам.
Armenie mon ami
На мой очередной День Рождения, Тигран преподнес оригинальный подарок. Билет во втором ряду на концерт Азнавура. Но было одно “но”. Концерт намечался в Ереване. Выступление было приурочено к открытию года Франции в Армении, а затем года Армении во Франции под девизом “Армения мой друг”. Мне ничего не оставалось делать, как готовиться к поездке. Усилиями Азнавура в столице Армении собрался весь бомонд Франции. Помимо первых лиц, принять приглашение шансонье посчитали за честь лучшие артисты Пятой республики. Но несмотря на все эти громкие имена, наибольшего внимания прессы и жителей армянской столицы удостаивался естественно Азнавур.
С момента приземления Шарля в аэропорту “Звартноц”, Тигран занялся своим обычным делом. Искал возможность встретиться с маэстро. Это оказалось сделать гораздо сложнее чем в Москве, так как Азнавур в Армении был нарасхват. На этот раз у моего друга была цель сфотографироваться со своим кумиром. Не знаю, откуда Тигран находил информацию, но он мне называл примерное место и время появления Азнавура. И мы устремлялись туда. Мы какое-то время находились в режиме ожидания в указанном месте, затем, после поступления очередной информации меняли дислокацию. Но это не давало результатов. Когда я уходил по своим делам, Тигран продолжал поиски в одиночку. И в один момент он позвонил мне и сказал, что добился цели. А при встрече предъявил доказательства. Он сиял от радости, а я сожалел, что был не настолько упорен, как друг. Но Тигран как мог успокаивал меня. Обещал, что я тоже обязательно с ним сфотографируюсь. Но я понимал, что второй раз встретить маэстро будет практически нереально при его сверхплотном графике. И это меня очень сильно расстраивало.
На Площади Республики шли последние приготовления к грандиозному концерту. В центре была сооружена огромная сцена. Работники расставляли стулья, а за ограждением собралась внушительная толпа и наблюдала за этой суетливой процедурой. На этот концерт мог прийти каждый желающий. Те, кто не имел возможности приобрести довольно дорогие билеты (к примеру, мой билет стоил около 500 USD), мог выбрать пространство на площади и оттуда наблюдать за предстоящим событием. Правда, с такого внушительного расстояния увидеть что-либо было сложно. Поэтому многие жители армянской столицы, приходили с самого утра, чтобы занять более или менее удобное место.
Концерт должен был начаться около семи часов вечера. Мы, заранее усевшись на своих местах, наблюдали, как мимо нас проходили президенты обеих стран со своей многочисленной свитой. Я вспомнил историю, которую часто любит рассказывать Азнавур. Во время первого концерта Шарля в Ереване не нашлось места для его 93-летней бабушки. Практически все места были заняты представителями коммунистической партии. Тогда певец заявил, что не начнет выступление, пока кто-то из чиновников не уступит ей место в первом ряду. Это возымело действие.
Представление началось с небольшим опозданием. То что происходило на сцене, сложно описать словами. Выступление молодых звездочек чередовалось песнями легендарных исполнителей. И все это было гармонично. А на десерт – выступление самого маэстро, которого долго не хотела отпускать публика.
Как только нам с Тиграном стало понятно, что Азнавур больше не появится на сцене, мы с ним в спешке устремились на выход. Над нашими головами загорались яркие вспышки салюта в витееватых рисунках, заставляя всех, кто в этот момент находился на площади устремить свои восхищенные взгляды на небо. Но только не нас. Мы словно угорелые бежали в сторону гостиницы, где остановился Шарль, чтобы ненароком он не ускользнул мимо нас. Придя в намеченное место,Тигран на всякий случай поинтересовался у работницы отеля, не появлялся ли Азнавур. И услышав отрицательный ответ, успокоился. Прождав некоторое время в фойе, мы перешли в летнее кафе гостиницы, откуда прекрасно было виден приход и уход постояльцев.
Чуть позже, к нам присоединились друг и брат Тиграна. За соседним столиком шумно трапезничала группа французских журналистов. Мы сделали вывод, что находимся на верном пути, так как наверняка представители прессы тоже ждут главного героя вечера. Время стремительно бежало, мы успели перепробовать почти все десерты, выпить несколько литров чая. Все столики вокруг нас плавно пустели. Надежда таяла.
Приближался третий час ночи и мы решили сдаться. Расстроенные, выйдя на улицу мы заметили группу людей беседующих возле входа в отель. Кто-то из нас узнал в одном из них Мишеля Леграна. Казалось бы окончательно растаявшие шансы вновь устремились вверх. Мы встали в сторонку и направили свои взгляды в сторону этой группы. Спустя несколько минут появился Азнавур в сопровождении своей дочери. Я уверен, что в этот момент внутри каждого из нас происходили практически одинаковые процессы. Это была эйфория высшей степени.
Мы вновь зашли в фойе. Там было пусто. Лишь одинокая девушка на стойке регистрации незаметно зевала. Еще несколько минут ожидания и Шарль предстал перед нами. Тигран обратился к маэстро на английском: “Messieurs Aznavour, can we take a picture with you?” . В этот момент Катя Азнавур проскользнула мимо нас в направлении своей комнаты.
Шарль остановился возле нас и ошарашил своим вопросом: “Hayeren chek khosi?” . “Kkhosenq” , – поспешили мы оправдаться. “De hayeren khoseq” , – тут же парировал он. Затем он встал возле нас и поборовшая свой сон работница отеля сделала заветный снимок. Уходя он повернулся к нам и помахав рукой произнес “Gisher bari!”. Мы ему хором ответили и завороженно наблюдали, как маленькая фигура гения устремляется вверх по лестнице. Мы были полны впечатлений от этой короткой встречи. Но еще больше восхищены тем, как истощенный восьмидесяти двухлетний мужчина не проигнорировал нас и нашел в себе силы побеседовать с нами и удовлетворить нашу просьбу.
Возвращение в Кремль
Это был период, когда Азнавур стал чуть ли ни членом моей семьи. То же самое, я уверен, и чувствовал Тигран. Шутка ли сказать, что за неполные три года мы побывали на трех концертах живой легенды. А Тигран еще успел слетать в Париж на юбилейный концерт маэстро. Через год после Еревана, Шарль решил вновь выступить в Москве. О чем я был проинформирован своим другом. И как полагается, получил традиционный билет в подарок. В этот раз Тигран решил, что наши сестры тоже достойны насладиться концертом.
Простояв традиционную очередь у стен Кремля мы прошли к своим местам. Снова в зале не было пустых мест. Казалось бы, что мы с Тиграном не должны были бы получить ярких эмоций, ввиду нашего перенасыщения исполнителем.
Но это было не так. В каждое свое выступление, Азнавур превносил что-то новое, он импровизировал на сцене, он жил ею. Это было восхитительно.
После его концертов всегда появлялось некое сожаление о том, что это не может длиться вечно. Но я долгое время жил впечатлениями от услышанного и увиденного.
Проводив наших сестер домой, мы уже с осознанием дела отправились в знакомое место – гостиницу Ararat Park Hyatt. В этот раз, Азнавур опередил нас. Когда мы пришли, он уже сидел в уютном ресторане отеля и ужинал в сопровождении совладельца гостиницы и своего импресарио Левона Саяна. Мы с Тиграном уселись за одним из соседних столиков и наблюдали за ним. В ресторане больше никого не было.Мы сначала думали подойти, выразить свое восхищение неувядающим певцом. Но затем решили не беспокоить его. Мы просидели с Тиграном около двух часов, пока Азнавур неспешно ужинал общаясь со своими собеседниками. Мы с другом тоже беседовали и практически все темы касались Шарля. Человека, который сломал стереотипы. Который стал успешным вопреки всем обстоятельствам.
Много лет спустя, я снова встретил Шарля. Это было в Ереване, в одном из известных заведений, куда его пригласили. По стечению обстоятельств в этот день и я оказался там. Проходя мимо, он на мгновение обратил свой взгляд на меня и слегка улыбнулся. Я улыбнулся ему в ответ. Маловероятно, что он узнал меня. Но, мне в этот момент захотелось в это поверить.
Книга
На первом концерте, в фойе Государственного Кремлевского дворца, продавались разные атрибуты связанные с Азнавуром: диски, футболки и другое. В ожидании начала концерта мы с Тиграном тоже подошли к импровизированным торговым точкам. Мы неспешно разглядывали аккуратно выложенные предметы. Как обычно, в таких местах, ценник был несколько раз выше чем в специализированных магазинах. Тигран мне посоветовал приобрести автобиографическую книгу Азнавура. Я долго колебался. Так как скептически отношусь к мемуарам различных знаменитостей. Они обычно написаны третьими лицами и не отличаются глубиной изложения. Я купил эту книгу скорее из-за того, чтобы не обидеть Тиграна. Она у меня долгое время лежала на полке. Но однажды, я решил ее почитать. С первых же строк я понял, что ошибался. Изначально решив уделить ей не более получаса, в итоге я не мог оторваться от нее. В ней содержится огромное количество мудрости и самоиронии. Я очень многое почерпнул для себя, периодически перечитывая ее. Книга “Прошлое и будущее” является одной из моих любимых. Читая эту книгу, особо сентиментальные люди могут заплакать и тут же, прочитав следующие строчки, широко заулыбаться. А у меня, при каждом прочтении, бегут мурашки по телу. Вечная печаль и безграничный оптимизм, вот что отличает Азнавура. И это все в полной мере отражено в его книге.
Книга с автографом Ш. Азнавура
Наследие Азнавура
Кто такой Шарль Азнавур? Для большинства людей, он знаменитый певец, имеющий свой собственный стиль. Его уровня звезд в шоу-бизнесе не много, но и не мало. Сейчас многие могут собрать аншлаги, в том числе и те, кто появился на сцене относительно недавно. Для армян же Азнавур имеет особое значение. Он – символ. Символ несломленности духа, символ надежды, символом успеха.
Азнавур является одним из редких европейских певцов, сумевших стать популярными за океаном. США специфичная страна, в которой к европейским актерам и певцам относятся крайне скептически, особенно, если они поют на чуждом для них языке. Тем удивительна популярность Азнавура в этой стране. Он выступал в Нью-Йорке, на сцене знаменитого “Карнеги-холл”. И каждый раз это был триумф. Причем к творчеству Азнавура проявляют интерес по сей день. Примером может служить фильм “Семь жизней”, в которой главная героиня в качестве любимой песни называет “Formidable”. Я самолично слышал, как в одном из магазинов в США, в качестве фоновой музыки звучал “Les Plaisirs Demodes”.
Вообще Азнавура я слышал в самых неожиданных местах, в разных странах мира. В кафе в Амстердаме, в исполнении уличного музыканта в Мюнхене, в упомянутом выше Тунисе. Анонсируя его концерты, организаторы никогда не обращаются к прошлому, Чтобы собрать ностальгирующую публику. Азнавур актуален по сей день. На его концертах всегда огромное количество молодежи. И даже сложно поверить, что его карьера началась более восьмидесяти лет назад и она все еще продолжается!
Портрет Азнавура. Автор Марта Цатурян.
Талант Азнавура многогранен. Он относится к числу тех редких людей, которые становятся одними из лучших в любой сфере. Азнавур – певец, актер, поэт, композитор, политик, философ, прозаик. Свою карьеру он начинал в качестве танцора. Человек, которому не хватает времени, чтобы охватить все. Он своей деятельностью доказывает то, что человек имеет неограниченный потенциал.
Азнавур, являясь политиком, в то же время аполитичен. Не раз критикую власти Армении, он , тем не менее согласился стать Послом Армении в Швейцарии. Он это сделал ради своего народа, которому он невероятно предан. И не случайно, Швейцария – единственная страна, в которой был осужден человек за отрицание Геноцида армян.
Он может позволить себе весьма жесткие слова в адрес Турции. И турецкие власти, очень ревностно относящиеся к подобного рода высказываниям, не смеют подвергать абструкции Азнавура. Так как понимают, что это будет иметь крайне отрицательные для них последствия.
Шарль, являясь одним из символов Франции однажды решил стать резидентом Швейцарии. Но его никто не смел за это упрекнуть. В отличие от Депардье, который, возможно, по аналогичным причинам решил отказаться от гражданства Франции. Это свидетельство высочайшего авторитета и значимости маэстро.
Азнавур всегда повторяет, что он на 100% армянин и на 100% француз. Казалось бы это является абсурдом, но более емко нельзя было сказать о нем.
Феномен Азнавура заключается в том, что он является неприкасаемой фигурой во всем мире. Он имеет безупречную репутацию. Его часто приводят в пример в качестве эталона скромности, честности, профессионализма. У него нет врагов. Чем не может похвастаться практически ни один представитель шоу-бизнеса. Тем более, учитывая его столь долгую карьеру.
Когда на концертах я видел, как дрожали его руки, когда он сжимал микрофон, задумывался, что заставляет этого человека каждый день напряженно трудиться, придумывая новые песни. Затем выходить на сцену, отдавая всего себя без остатка зрителям. Вместо того, чтобы, например, нежиться на пляже, на собственном острове, в одном из райских уголков земли. Но у 90-летнего маэстро есть ответ на этот вопрос: “если бы я ни делал ничего, то это был бы прямой путь к смерти. А я еще не готов к этому”.